Был ли в Пруссии национализм? – Пруссия

Был ли в Пруссии национализм?

В пропагандистских целях Пруссии приписывались националистическая мотивация и изначальное устремление объединить немецкий народ, но это не является верным. Следует помнить, что национализм стал популярен и приобрел размах лишь в начале XIX века, а до того национальный вопрос в Европе никого не интересовал с болезненностью, характерной для новейшего времени.

И даже в той Европе трудно найти страну, менее склонную к национализму и прочим предубеждениям, чем Пруссия. Простодушные национал-социалисты (как современные, так и не очень), вдохновлённые идеологией Третьего Рейха и немецким милитаризмом, который, казалось, зародился в Пруссии, разочаровались бы: толерантность, равноправие и свобода совести всегда присутствовали в прусских реалиях. Это было необходимо для существования и процветания, благодаря такой политике молодая страна легко интегрировала новые земли, включала в свой состав другие народы и пополняла население за счёт эмигрантов. К примеру, поляки, составлявшие около 10% населения, считались полноправными пруссаками и никому бы не пришло в голову высказать какие-либо претензии относительно того, что они не являются немцами. То же справедливо и по отношению к французским эмигрантам, фактически вдохнувшим жизнь в разорённые после Тридцатилетней войны земли Бранденбурга во второй половине XVII века. Прусские короли не упускали возможности переманить к себе подданных других стран, а Фридрих Великий отличился в этом особым усердием, в иных случаях не брезгуя неприкрытой пропагандой и вооружённым вмешательством. Пример последнего иллюстрирует цитата из «Очерков по истории Пруссии» Эрнеста Лависса: «Но вот несколько магнатов решили воспротивиться отъезду переселенцев. Дело было в апреле 1769 г., когда Пруссия была еще в мире с Польшей. Король, однако, сейчас же отправил туда три полка. Эта маленькая армия, под предлогом встречи партии лошадей для ремонта, дошла до Познани и вернулась с переселенцами, перебив и рассеяв горсть поляков, которые пытались было помешать им перейти один мост».

Исторически сложилось, что Пруссия принимала роль прибежища иностранных умов, покидавших родину из-за гонений по религиозным и политическим причинам. Формально её религией значился протестантизм, но на деле допускалось исповедование практически любых христианских конфессий, ведь главная движущая идея заключалась не в религии. Пруссия не нуждалась в громких лозунгах и радикальных идеологиях, её народ и без того был достаточно мотивирован пониманием необходимости работать на своё государство и на себя. Эта своеобразная, относительно недавно созданная страна сама была идеей и вдохновением.